Будущее телевизионных премий:ТЭФИ VS Индустриальной премии


23.03.2014 Е.АФАНАСЬЕВА: Добрый вечер. В эфире – «Телехранитель», программа о сути телевидения, о тех, кто определяет и хранит эту суть. В студии – Елена Афанасьева. Как всегда по воскресеньям говорим мы о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые определяют, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Мы будем говорить о судьбе профессиональной телевизионной премии. Как вы знаете, много лет, начиная с 1995 года, каждый год вручали премию ТЭФИ. Сначала было мало номинаций, потом их становилось всё больше и больше, потом разделились на несколько дней, на 2 вручения. В последние годы были проблемы у Академии российского телевидения: сначала вышел канал НТВ, ТНТ, другие компании Газпром-Медиа, по сути, переставали подавать свои работы компании ВГТРК и прочие проблемы. В общем, в последние годы не вручалось год или два (сейчас мне напомнят мои уважаемые гости).

А.АКОПОВ: Ну, порядка, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, это Александр Акопов говорит. Здесь же Павел Корчагин.

А.АКОПОВ: Добрый вечер.

П.КОРЧАГИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас я их представлю правильно в соотношении с той темой и их новой должностью, в соотношении с той темой, о которой мы говорим. Александр Акопов теперь президент Академии российского телевидения. Сменил на этом посту Михаила Ефимовича Швыдкого, не так давно был избран. Поздравляем с избранием, Александр Завенович.

А.АКОПОВ: Это не совсем то, с чем...

Е.АФАНАСЬЕВА: Да? Не совсем то, с чем надо поздравлять? Ну, надеюсь... Это не должность ликвидатора, надеемся?

А.АКОПОВ: Нет. Ну, то есть я уверен, что нет, поскольку всё, что я знаю вокруг этого, все хотят, чтобы это продолжалось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы Академия российского телевидения существовала. Так, вот я могу напутать в датах. По-моему, осенью, да? Осенью несколько больших корпораций, Газпром-Медиа, ВГТРК, СТС-Медиа, по-моему, НМГ и Первый канал.

П.КОРЧАГИН: Да. И ТВЦ, и НАТ.

Е.АФАНАСЬЕВА: И Национальная ассоциация телерадиовещателей заявили о создании новой индустриальной телевизионной премии. И о том, что это будет и как будет существовать эта премия против ТЭФИ, вместе с ТЭФИ, вместо ТЭФИ все долго не могли понять, потому что бушевали здесь страсти. Насколько я знаю, даже из этой студии пытались взывать и к вам, Павел Петрович, потому что Павел Корчагин – вице-президент Академии российского телевидения... Был или остается?

П.КОРЧАГИН: Нет. Когда я получил предложение возглавить этот комитет, называется Комитет индустриальных телевизионных премий, разумеется, тогда, чтобы у меня не было конфликта интересов, я написал заявление о том, чтобы меня сняли с должности вице-президента Академии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. И тогда стало совершенно непонятно: что это, 2 премии как в мире кино или как будет существовать ТЭФИ и новая Индустриальная телевизионная премия, названия у которой в тот момент объявлено не было? Вот сейчас, наконец, мы можем всё узнать из первых уст, потому что Александр Акопов представляет Академию российского телевидения, а Павел Корчагин – он генеральный директор, теперь это называется правильно... Так, Павел Петрович, Комитет индустриальных телевизионных премий.

П.КОРЧАГИН: Да, некоммерческое партнерство Комитет индустриальных телевизионных премий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, что у нас теперь? 2 профессиональные телевизионные премии в стране?

А.АКОПОВ: Ну, у нас больше профессиональных премий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но я имею в виду как в кино, знаете, где разделились на Орла и Нику.

А.АКОПОВ: Это ни в коем случае не конкурирующие премии, не конкурирующие организации. Главное здесь следующее: все главные телевизионные премии называются ТЭФИ, вручением их занимаются 2 разные организации – та организация, которую представляет Павел, вручает национальную премию, та организация, которую представляю я, будет вручать региональные премии ТЭФИ и проводить еще ряд других конкурсов. Вот такое вот простое...

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр Завенович, объясните, пожалуйста. Ничего никто не понял, даже я. Много лет, 19 почти лет (в 1994-м была создана Академия телевидения) вручали ТЭФИ. И вы теперь говорите, что ТЭФИ будет вручать совсем другая организация. Это как?

А.АКОПОВ: ТЭФИ всегда было несколько. По крайней мере, было 2 главных. Был конкурс национальных каналов, который назывался ТЭФИ и который все знают как ТЭФИ. И параллельно был такой же очень важный конкурс региональных каналов.

Е.АФАНАСЬЕВА: С 2003 года.

А.АКОПОВ: Да, который назывался и называется «ТЭФИ-Регион». Вот сейчас эти два конкурса – национальный и региональный – проводят 2 разные организации. Приз один и тот же, всё та же статуэтка работы Эрнста Неизвестного.



Е.АФАНАСЬЕВА: То есть индустриальную премию, которую вы в этом году...

П.КОРЧАГИН: То есть мы сохранили ТЭФИ и как бренд, и как название, и как статуэтку. Теперь эта премия будет вручаться так же, как вручалась все предыдущие годы, за исключением последнего года, 2013-го, когда ничего не вручалось.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть индустриальная телевизионная премия – это ТЭФИ, только по-другому вручается?

П.КОРЧАГИН: ТЭФИ как бренд остается главной индустриальной телевизионной премией.

Е.АФАНАСЬЕВА: Только вручать ее теперь будет Комитет индустриальных премий. Правильно?

П.КОРЧАГИН: Проводить церемонию будет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Церемонию?

П.КОРЧАГИН: Церемонию только, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. Еще раз попробую прожевать это всё, объяснить нашим слушателям, если я правильно поняла. Уважаемые слушатели, у нас в гостях Александр Акопов, новый президент Академии российского телевидения и Павел Корчагин, он возглавляет теперь Комитет индустриальных телевизионных премий. Наш SMS-номер +7 985 970-45-45, вы можете задавать свои вопросы. И они пытаются нам объяснить, что никакого конфликта интересов в двух организациях нет, а теперь общенациональная премия ТЭФИ будет вручаться на других условиях и другой организацией, которую теперь представляет Павел Корчагин.

А.АКОПОВ: Да, совершенно верно.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы отдали, что называется, право на вручение статуэток ТЭФИ, то есть вы, я имею в виду Академия российского телевидения передала это право другой организации?

П.КОРЧАГИН: Передало это право, да.

А.АКОПОВ: Да. Нам было очень легко это сделать.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему? Почему вы отдали главную свою премию?

А.АКОПОВ: Смотрите. Потому что у той старой Академии российского телевидения и у нового Комитета одни и те же учредители.

П.КОРЧАГИН: Ну, не все одинаковые.

А.АКОПОВ: Ну, почти.

П.КОРЧАГИН: Да. Ну, есть пересечение, да.

А.АКОПОВ: Ну, принципиально, как бы, скажем так, контрольный пакет – это одни и те же телевизионные каналы. Учредители решили, что им будет так удобнее, если национальная премия будет отдельно, а эта премия будет отдельно. Вот, собственно, и всё.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но тогда очень наивный вопрос. А зачем вообще стоило создавать другую совершенно организацию, если можно было поменять условия вручения премии ТЭФИ? Павел Корчагин?

П.КОРЧАГИН: Ну, понимаете, нужно посмотреть, немножко заглянуть в историю, в 2013-й год. Это очень новая история и свежая в нашей памяти. Не удалось провести церемонию вручения премии, национальной премии ТЭФИ. Не удалось, потому что, как вы правильно сказали, целый ряд каналов перестал уже участвовать в деятельности академии. И сложилась ситуация, когда большинство из работ, которые были направлены, это были работы, по сути дела, региональных станций. И получилось так, что при существовании региональной ТЭФИ вдруг образовалась и еще, как бы, вторая региональная ТЭФИ, но уже на базе национального конкурса.

И тогда предыдущим президентом Академии Михаилом Ефимовичем Швыдким было принято решение о том, что нужно работы вернуть, провести какие-то консультации и понять, каким образом Академия должна дальше продолжать жить с точки зрения именно национального конкурса. А помимо всего прочего, что нужно понимать, национальный конкурс – это достаточно дорогостоящее мероприятие. Для этого нужны и средства, нужны и каналы, которые бы показывали это, потому что здесь всё одно вытекает из другого. Если будут каналы, серьезные каналы, значит, будут спонсоры и так далее, и тому подобное.

В 2013-м всё это медленно, ну, не то, что умерло, но, как бы, ушло и прекратило активное существование. И все попытки каким-либо образом реанимировать национальную премию в рамках Академии... Вот, мы вместе с Александром были в рабочей группе, пытались набросать целый ряд всяких мероприятий, которые могли бы исправить ситуацию. Но не получилось. Ну, вот, такая возникла ситуация, возник тупик.

Е.АФАНАСЬЕВА: А где гарантия, что подобный тупик не возникнет еще раз? Смотрите, история началась с того, что часть наших с вами замечательных коллег обиделись, что их работы не оцениваются премиями ТЭФИ, да? Например, ТНТ в тот момент была обижена, что ни разу не получила, ну, вот, они говорят «Мы производим не тот продукт, который академики оценивают», например, да? Следом все компании Газпром-Медиа ушли. Потом стали обижаться, например, там каналы ВГТРК, что их где-то, например, РЕН ТВ получает как информационные программы, а не программы канала ВГТРК и так далее.

Сейчас эти же компании создают новую премию. А где? Где гарантия, что такой же точно конфликт...

П.КОРЧАГИН: Не создается новая премия. Не создается новая премия.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну хорошо, они готовы, якобы, участвовать.

П.КОРЧАГИН: Создалась новая организация, которая будет проводить национальную церемонию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но там те же Газпром-Медиа, те же компании.

П.КОРЧАГИН: Там сейчас, если говорить с точки зрения каналов, представлено 17 крупнейших каналов страны.

Е.АФАНАСЬЕВА: Где гарантия, что подобная ситуация, которая произошла на ТЭФИ, не произойдет еще раз?

А.АКОПОВ: Гарантий нет.

П.КОРЧАГИН: Ну, гарантия единственная, можно сказать, в тех правилах игры, которые мы пытались заложить уже в новой организации. Если вы зайдете на сайт, который мы открыли вчера, кстати (он стал уже публичным вчера и с завтрашнего дня мы начнем принимать работы с помощью этого сайта)...

Е.АФАНАСЬЕВА: Сейчас вы подробнее расскажете, да.

П.КОРЧАГИН: Да. Там прописаны правила игры. Они достаточно четкие и достаточно понятные. И надеюсь, что новые правила игры – они позволят нам избежать вот этих проблем, которые существовали в Академии до того. Потому что если, как бы, брать какие-то исторические сравнения, то Академия росла в течение этих 19 лет, как бы, сама по себе развивалась без учета каких-то, ну, правил, которые могли бы позволить избежать тех ошибок, которые были совершены. Здесь мы попытались заложить эти правила игры, которые нам позволят этих ошибок избежать с самого начала.

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр Завенович, кто был инициатором того, что, все-таки, Академия телевидения передала право на бренд, на вот эту статуэтку новой организации?

А.АКОПОВ: Могу сказать коротко, я. На самом деле, это еще группа товарищей, которые не уполномачивали меня, чтобы я их называл. Поэтому...

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему вы приняли такое решение? Все-таки, это главный бренд Академии телевидения.

А.АКОПОВ: Для нас принципиально важно одно. Для нас принципиально важно единство телевизионного сообщества, для нас важна преемственность. Мы очень любим ТЭФИ. Мы просто прикипели к этому призу, к этой статуэтки, как хотите. Мы считаем, что профессиональная премия, которая вручается коллегами коллегам, это вещь принципиальная. И она должна быть одна. Это важно. Поэтому, вот, мы здесь находимся вдвоем именно потому, чтобы четко показать: телевизионное сообщество не раскололось в отличие, не будем показывать пальцем, есть другие творческие сообщества, у которых там энное количество премий и так далее. Мы счастливы, что нам удалось сделать так, что бренд телевизионной премии, что главная телевизионная премия страны и национальная, и региональная (а сейчас, может быть, будет еще и студенческая)... И как ни странно, у нас есть еще и ТЭФИ Содружество, которая вручается.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вы сейчас расскажете подробно.

А.АКОПОВ: Да. Вот это всё – одна главная телевизионная премия. Она осталась одна. Занимаемся этим, вот, Павел и я. И это принципиально важно для нас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз напомню для тех, кто включил свои преемники позже. Это Александр Акопов, он – новый президент Академии российского телевидения. Павел Корчагин – генеральный директор новой организации, которая называется Комитет индустриальных телевизионных премий и отныне федеральную, большую ТЭФИ вручает эта организация. Мы говорим о том, что премия, все-таки, осталась одна и говорим, почему вдруг сам бренд и права на саму статуэтку на федеральном уровне перешли от одной организации к другой.

А.АКОПОВ: Ну, разделились. Они остались и у нас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Вы будете вручать региональные и, как вы сказали, студенческие, а Комитет индустриальных премий, как это правильно называется, федеральные и национальные.

Главный вопрос: а кто же будет выбирать? Потому что начиналось с маленького такого ареопага, по-моему, 13 или сколько академиков первых выбирали в 1995-м?

П.КОРЧАГИН: Ну, по-моему, 26.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, в общем, очень мало. Потом постепенно развивалась. Долго-долго спорили, каждый год практически меняли правила голосования – то оно было закрытым и голосовали все тайно, то потом делились на секции, голосовали. Сейчас кто будет выбирать?

А.АКОПОВ: Здесь очень много нюансов. Кто будет выбирать, расскажет Павел. Я могу только сказать о важной идеологической подоплеке всего этого дела. Понимаете, ситуация на телевидении в нашей стране развивается гораздо быстрее, чем где-либо когда-либо. То есть, там, например, не знаю, если какому-нибудь английскому телевидению так же, как нашему, 50 лет, но оно за последние 15 лет поменялось не сильно. А наше телевидение поменялось сильно.

Есть несколько, например, важнейших факторов. Первый, это то, что у нас там 10 лет назад на телевидении не существовало и половины там жанров, которые существуют сегодня. Например, те же сериалы, телевизионные фильмы – их просто не было как класса.

П.КОРЧАГИН: Ситкомы.

А.АКОПОВ: Ситкомы и так далее. Это всё нужно было потихоньку вводить. Это всё, в общем, ну, скажем так, сталкивалось с большим сопротивлением. Здесь всегда внутри Академии была группа людей, которая шла, скажем так, вслед за изменением зрительского внимания к новым жанрам и всегда пытались внести новые номинации, новые категории, новые вещи, которые оценивать, да?

И была группа людей, которая говорила... Ну, вначале было 25 человек, которые всё оценивали. ...которая настаивала на том, что нет, это всё новое, мы еще посмотрим, нужно ли это кому-нибудь.

П.КОРЧАГИН: Да, независимо от того, что какой-то жанр уже приобрел невероятную популярность среди миллионов телезрителей, существовало устойчивое мнение среди достаточно большого количества, числа академиков, что этот жанр не имеет права на существование в рамках национальной премии.

А.АКОПОВ: Ну, просто, ну, ситкомы не имеют права быть на телевидении, потому что это плохо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так в последние годы уже вручали ситкому приз.

А.АКОПОВ: Конечно. Но я говорю о том, что прежде, чем начали вручать, пришлось убедить группу товарищей, что это есть.

Дальше важный момент. С начала существования ТЭФИ был огромный перекос в сторону информационного, публицистического телевидения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Время такое было в 90-е.

А.АКОПОВ: Потому что просто не было других никаких жанров. И Академия, соответственно, набиралась и развивалась там таким образом, да? Поэтому там информационные жанры имели огромное количество номинаций, хотя...

Е.АФАНАСЬЕВА: И самая большая секция была, по-моему, насколько я помню.

А.АКОПОВ: Самая большая секция, да. И Академия телевидения не заметила, что за это время появился, например, интернет и новости люди получают уже из интернета, и смешно сравнивать, там, информационные программы друг с другом, например, по оперативности, да? То есть там можно сравнивать ведущих, но сравнивать их по содержанию довольно странно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напомню, извините, Александр, SMS-номер +7 985 970-45-45. Ольга из Австралии написала: «Я так понимаю, идея всего этого мероприятия была просто кинуть Познера». Ольга, вы опоздали минимум лет на 5 или 6, когда Владимир Владимирович покинул пост президента Академии и Михаил Ефимович Швыдкой занял этот пост.

А.АКОПОВ: Но Владимир Владимирович принимал в последних всех обсуждениях вокруг ТЭФИ, принимал самое активное участие. Мы с ним встречались в разных группах, он активно участвовал в этом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Наверное, уже после выпуска новостей на «Эхо Москвы» поговорим подробно о процедурах вручения, номинациях и принципах. Александр, а что с самой Академией? Ведь, это сейчас сколько? Несколько сотен человек, академиков.

А.АКОПОВ: Ну, 500, да. Порядка 500.

Е.АФАНАСЬЕВА: Которые были, как я знаю, многие из них крайне обижены, что без них учредили новую премию, что они теперь не голосуют. Что с составом численным Академии, с телевизионными профессионалами?

А.АКОПОВ: Смотрите, Академия – это понятие такое, ну, достаточно условное. К сожалению, эти люди, члены Академии, все мы не являемся учредителями той организации, которая вручает призы. Учредителями этой организации являются телеканалы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Фонд Академии российского телевидения.

А.АКОПОВ: Да. В частности, там, ну, не будем говорить маленький нюанс, но тем не менее, да? 500 человек одновременно невозможно, например, уговорить платить взносы как членов какой-то организации – кто-то платит, кто-то не платит. Это уже само по себе делает организацию, ну, мягко говоря, не действующей.

Так что я возвращаюсь к сути вопроса, да? Время идет очень быстро, обстоятельства меняются, а Академия не молодеет. Поэтому когда Петренко жаловался на то, что канал ТНТ...

Е.АФАНАСЬЕВА: Бывший руководитель ТНТ Роман Петренко, да.

А.АКОПОВ: Да. Что канал ТНТ никто не понимает, а они, действительно, совершили там энное количество творческих подвигов за все эти годы.

П.КОРЧАГИН: Прорывов, да, можно сказать, на телевидении.

А.АКОПОВ: Прорывов. И это невозможно было никому в Академии объяснить. И сейчас я уверен, что нас слушает группа товарищей Академии, говорит «Вот, гады, прорвались». Ну, ребят, ну, время-то идет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это Александр Акопов, новый президент Академии российского телевидения. В студии – Павел Корчагин, генеральный директор новой организации, которая называется Комитет индустриальных телевизионных премий. Мы вернемся в программу «Телехранитель» после выпуска новостей.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель» и говорим мы о судьбе профессиональной телевизионной премии в нашей стране. Выяснили в первой части программы, что премия, все-таки, одна, не раскололось телевизионное сообщество на 2 премии как, например, кинематографисты разделились на Орла и Нику. А Академия российского телевидения передала, о чем нам сейчас сообщил новый президент Академии Александр Акопов, здесь в студии присутствующий, передала права на вручение национальной премии ТЭФИ и статуэтки бронзового Орфея новой организации, которая называется Комитет индустриальных телевизионных премий. Павел Корчагин, генеральный директор этой организации тоже здесь в студии.

Александр Фомин нам пишет (еще раз напомню SMS-номер +7 985 970-45-45): «Добрый день. А изменятся ли критерии оценки информационных программ, если они стали просто пропагандистскими шоу?»

А.АКОПОВ: Значит, по поводу критериев оценки. Я хотел бы сказать о некоторых правилах игры, которые мы решили ввести уже на этом этапе. Но давайте немножко более подробно отвечу.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, расскажите нам теперь подробнее, чем новые правила у вас отличаются от старых?

П.КОРЧАГИН: Во-первых, совсем более подробно можно посмотреть эту информацию на нашем сайте, который мы запустили вчера.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда название сайта.

П.КОРЧАГИН: Называется сайт http://tefitv.ru/.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть, есть сайт http://tefi.ru/ - это Академия телевидения, а http://tefitv.ru/ - это ваш. Понятно.

П.КОРЧАГИН: Там все эти правила очень подробно прописаны. Но тем не менее, мы решили разделить премию на 2 категории – дневной эфир и вечерний прайм. На самом деле, мы не изобретаем здесь никакого велосипеда, так делается во многих странах.

Е.АФАНАСЬЕВА: По аналогии с Эмми, да?

П.КОРЧАГИН: Так же делается и в Америке. Америку можно любить не любить – это, как бы, дело каждого. Но у Америки есть огромный опыт в определенных областях, в том числе и проведения церемоний. Как мы знаем, Оскар, Эмми и так далее, и тому подобное.

Поэтому что стоит за этим разделением? За этим разделением стоят совершенно принципиально разные программы с точки зрения бюджета. Когда раньше соревновались, ну, условно говоря, развлекательная программа, которая выходит в 11 часов утра, и развлекательная программа, которая выходит в субботу в 19 часов, это принципиально разные бюджеты и они не могут соревноваться на одном поле. Это то же самое, что если взять боксера-легковеса и, там, с тяжеловесом попробовать сравнить. Ну, будет он бегать и прыгать, он даже ему до торса не достанет, просто руки слишком будут коротки.

Поэтому чтобы устранить эту дисгармонию, решили сделать вот эти 2 разделения – на дневной эфир и вечерний прайм.

Далее мы, чтобы у нас...

Е.АФАНАСЬЕВА: Сколько всего номинаций теперь?

П.КОРЧАГИН: 12 номинаций в дневной эфир, 12 – вечерний.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть их стало намного меньше, чем было в последние годы на национальной премии ТЭФИ.

П.КОРЧАГИН: Да. Это было сделано опять почему? Это сделано было, потому что количество номинаций тогда в Академии росло и это было как снежный ком, всё увеличивалось и увеличивалось. И вместо того, чтобы делить, опять как существует в той же Америке... Там существует техническое Эмми, куда входят, скажем, звукорежиссеры, режиссеры, звукооператоры и так далее, и тому подобное. А у нас всё это в Академии в то время было в одной церемонии. И получалось только, что церемония разрасталась до невероятных размеров по времени, и смотреть было уже совершенно невозможно. Поэтому частично из-за этого каналы стали отказываться от трансляции, потому что, ну, невозможно показывать церемонию, которая длится в эфире 4 часа.

А.АКОПОВ: Я к слову скажу, что на этой неделе у нас состоится как раз еще одна молодая премия совсем – это премия Ассоциации продюсеров, она проводится только во второй раз. Вот там обширно представлены как раз специальные специализации телевизионные по звуку, по свету, по всем профессиональным...

Е.АФАНАСЬЕВА: Если я правильно поняла, в этом году не будет вручаться техническим специалистам, как вы сказали, там, режиссерам, сценаристам, звукорежиссерам?

П.КОРЧАГИН: В этом году пока не будет вручаться. Вот, в рамках тех двух церемоний, которые пройдут 26-го и 27-го июня (это уже назначенные даты и уже понятно, где это будет проходить – это первая студия Останкино самая большая, тысячеметровая)... Если кто-то знает Останкино, это рядом с бывшей концертной студией. Эти 2 церемонии состоятся именно в эти даты, 26 и 27 июня. Но в дальнейшем мы будем думать и совместно, я думаю, что с Александром будем думать над тем, какие у нас будут пути пересечения. И, возможно, что мы запустим еще и новую премию, в которой будут награждаться люди, которые стоят, на самом деле, то, что называется за кадром. А таких людей, таких профессий очень много и, на самом деле, конечно, неправильно то, что они, вот, в этих церемониях пока не отражены. Но это первый этап, здесь ничего страшного нет. Эти, как бы, вопросы мы отладим и я уверен, что эти люди будут также получать достойные награды.

Е.АФАНАСЬЕВА: Следующий вопрос. Максим из Москвы спрашивает: «Смогут ли претендовать на премию передачи канала «Дождь»?» Ну, наверное, вопрос не только про канал «Дождь». Не знаю, есть ли тут какая-то подоплека идеологическая и политическая в вопросе Максима. А если организационно, кто может сейчас выдвигаться на премию? Раньше могла любая производящая компания, любой канал выдвигать свои работы.

П.КОРЧАГИН: Два условия. Первое условие, на премию выдвигаются работы самими производителями как это, опять же, существует во всем мире. Если каналы являются производителями... В редких случаях каналы сами являются производителями, потому что в большинстве случаев каналы заказывают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Зрители не всегда это понимают.

П.КОРЧАГИН: Независимо от производителя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Они видят на канале, они думают, что это вот канал.

П.КОРЧАГИН: Ну, в большинстве случаев. Я не знаю, в процентном отношении сколько делают каналы, ну, может быть, процентов 15 от силы, да?

А.АКОПОВ: Максимум. Я думаю, что меньше.

П.КОРЧАГИН: Да, может быть, даже меньше. Всё остальное делается по заказу независимыми продакшен-компаниями. Поэтому или эти независимые продюсеры, или продакшен-компании выдвигают работы на соискание премий.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ограничения какие-то есть?

П.КОРЧАГИН: Ограничения относительно того, что было сказано (был задан вопрос). У нас национальная премия, поэтому принимают участие те программы, которые проходят в эфир в рамках национального российского эфира.

Е.АФАНАСЬЕВА: А что сейчас попадает под определение «национальный российский эфир»?

П.КОРЧАГИН: Очень просто. У нас есть, во-первых, 2 мультиплекса, куда входят 20 крупнейших каналов. И плюс еще есть несколько каналов, которые не входят в мультиплексы в настоящий момент. Они, может быть, войдут в третий. Но они попадают под измерение как национальные каналы в системе ТНС. Это компания, которая проводит измерения.

Е.АФАНАСЬЕВА: Тогда на уточнение Максима, насчет канала «Дождь». Он попадает?

П.КОРЧАГИН: То, что касается канала «Дождь», «Дождь», скорее всего, попадает в номинацию церемонии «Луч», которая относится к кабельным, спутниковым каналам. Если речь идет о каких-то других компаниях региональных, то они попадают в ТЭФИ-Регион.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть регионалы не могут выдвигать на эту премию общенациональную?

П.КОРЧАГИН: Если региональная программа в силу определенных причин выходит или вышла хотя бы один раз на одном из общенациональных каналов, условно говоря, на РЕН ТВ, например, тогда пожалуйста.

Е.АФАНАСЬЕВА: Значит, регионалы теперь только на ТЭФИ-Регион могут номинироваться?

А.АКОПОВ: Они всегда были на ТЭФИ-Регион.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но бывали и знаменитые истории, когда получали... Ну, самая знаменитая – это Юля Мучник, ТВ-2 Томск получала многократно премии ТЭФИ федеральной.

А.АКОПОВ: Да, совершенно верно. Был такой период, когда считалось, что региональные программы могут выходить вместе с национальными в конкурсе. Ну, это, в общем, на самом деле, неправильно. Потому что сегодняшняя ситуация у нас сводится к тому, что надо, действительно, сравнивать людей примерно одинаковой силы. Иначе судьи имеют гуманистическую тенденцию всегда отдавать призы слабым. Это, в общем, тоже не совсем правильно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, я не думаю, что в той ситуации Юлия была слабой.

А.АКОПОВ: Не, ну я сейчас не про Юлию Мучник. Она сама, конечно, сильнейший журналист без вопросов. Но я, в частности, говорю об этом, потому что внутри, как бы, ТЭФИ-Регион тоже существуют огромные дискуссии.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы не боитесь, что огромное количество ваших коллег в регионах, профессиональных (многие из них и члены Академии) просто обидятся, что их обделили правом выдвинуться на общенациональную премию?

А.АКОПОВ: В последние годы этого практически не происходило никогда. То есть такого, чтобы региональные программы серьезно претендовали на национальный приз, такого в последние годы не было. А, вот, внутри регионального конкурса как раз существует та самая тенденция, о которой я и говорю. То есть такое, знаете, подмигивание типа «Ну, региональный, значит, к этому можно подойти с более такими, ну, мягкими критериями. Ну, мы понимаем, что у них там меньше денег и так далее». А это совершенно неправильно. Это, вот, ровно очень правильная аналогия: боксеры должны быть из одной весовой категории. Хотя, мы знаем, что Петербург – регион, Москва – регион и...

Е.АФАНАСЬЕВА: А Пятый канал как раз вот. Пятый канал Петербурга – он куда относится теперь?

П.КОРЧАГИН: Пятый канал, во-первых, он входит в мультиплекс.

Е.АФАНАСЬЕВА: Национальный?

П.КОРЧАГИН: Да, национальный канал.

А.АКОПОВ: Да. Вот. Поэтому я, например, всегда выступал и есть у меня, мне кажется, достаточно большая группа единомышленников, которые считают, что критерии, предъявляемые к региональным программам, должны быть максимально строги для этой категории программ, а не просто вручаться, потому что пришла очередь кому-нибудь что-нибудь вручить.

В ТЭФИ-Регион часто бывает такое, что на конкурсе нет, ну, реально нет ни одной достойной работы, за которую можно вручить приз. Тем не менее, приходится кому-то хотя бы вручать. Мне кажется, вот этот подход... Но это моя позиция – не все ее разделяют. Мы ее будем обсуждать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Раз уж заговорили о ТЭФИ-Регион, расскажите о дальнейшей судьбе. Когда пройдет следующий конкурс? И изменяются ли там какие-то условия?

А.АКОПОВ: Там не меняются, правила не меняются никак. В этом году ТЭФИ-Регион пройдет как всегда осенью в трех городах, и финал будет в конце ноября, как обычно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Возвращаемся к национальной премии. Павел Петрович, а судьи кто? Мы уже сказали, что многократно менялись правила голосования за 19 лет существования. У вас вот сейчас кто будет выбирать победителей?

П.КОРЧАГИН: Я понял вопрос. Всего количество жюри у нас будет 140 человек. Они будут представлены по 20 человек от каждого учредителя некоммерческого партнерства. То есть 140 человек телевизионных профессионалов – я должен сказать, что, наверное, это самое репрезентативное жюри, которое...

Е.АФАНАСЬЕВА: А каким образом они будут, извините, Павел, выбираться из... Как бы, каждая организация, кто является вашим учредителем, сама выдвинет своих 20 или 40?

П.КОРЧАГИН: Она будет сама выдвигать, да-да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Сами?

П.КОРЧАГИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть каким образом внутри этой организации выбираются эти люди, не определено?

П.КОРЧАГИН: Там нет специальных критериев или специальных правил, что должны быть только сотрудники именно этого учредителя. Это могут быть сотрудники учредителя, это могут быть независимые телевизионные деятели любые. Главное, чтобы это были телевизионные профессионалы, которые знают телевидение, болеют за телевидение и понимают новые тенденции в телевидении и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не боитесь ли вы?..

А.АКОПОВ: Если я не ошибаюсь, еще предусмотрена у вас, Павел, ротация, да?

П.КОРЧАГИН: Да-да-да, ротация обязательно будет.

А.АКОПОВ: То есть это будут новые люди каждый год.

П.КОРЧАГИН: То есть количество людей, которые будут принимать участие в голосовании, оно будет наиболее репрезентативным за все, наверное, годы существования голосования по премии ТЭФИ.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не опасаетесь ли вы обид тех членов Академии телевидения, тех профессионалов, которые по своей принадлежности не попадают ни в одну из организаций, которые создали ваше партнерство и не могут принять участия в голосовании?

П.КОРЧАГИН: Ну, давайте мы спросим себя, что такое профессионал от телевидения? Не стоит задачи, чтобы члена жюри выбирать и выдвигать, академиков российского телевидения только по этому принципу. Будут ли там среди них академики? Возможно, выдвинут. Например, кто-то из учредителей выдвинет Александра Акопова. Например. Как пример, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Александр Завенович не попадает в эту категорию?

А.АКОПОВ: Принцип до сих пор был точно такой же. Там вот я и еще там ряд товарищей всегда разделяли такой принцип формирования, продвигали такой принцип формирования ТЭФИ – я об этом говорил много лет и говорю по-прежнему. Там, чтобы членов организации было, не знаю там, сколько там, 5 или 6 тысяч человек, или еще. Чем больше, тем лучше. И вот они тогда из своего состава выбирали, соответственно, жюри и так далее.

К сожалению, этого не происходит. Люди элементарно, во-первых, не платят взносы, не хотят участвовать в каких бы то жюри, чего-то делать и так далее.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это всё понятно, Александр. Я...

А.АКОПОВ: Поэтому... Сейчас, минуточку-минуточку. Я вам объясню, каким образом откуда бралась Академия. Вот, опять же, принципы были разные – получил ТЭФИ, стал академиком...

Е.АФАНАСЬЕВА: Принципы у вас менялись многократно.

А.АКОПОВ: Менялись многократно, да. Был принцип точно такой же: каналы каждый год назначали там по 20 человек академиками и так далее. В итоге сегодняшний состав – да, это всё уважаемые, в большинстве заслуженные люди, которые сами получали, большинство из них получали ТЭФИ, действительно, много что сделали для телевизора. Но, к сожалению, не было единого принципа за все годы существования Академии, не было единого принципа формирования. И сегодня если посмотреть на состав товарищей, вот все те проблемы, связанные с голосованием, о которых мы говорим, они все очень явственно там проявляются. Поэтому я считаю, что совершенно не вредно сегодня начать с новой премии, которая, возможно, окажется адекватнее, чем то, что делала Академия в предыдущие годы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но очевидно, что среди аргументов ваших оппонентов могут быть такие, что в сложной ситуации, тем более в общественно...

А.АКОПОВ: Кто наши оппоненты? Я опять же извиняюсь. Просто интересно, Лен. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Ладно, не буду формулировать так – сформулирую просто вопрос. Ну, я знаю, что мои бывшие коллеги и телекритики очень много претензий после создания Академии вот в этой же студии...

П.КОРЧАГИН и А.АКОПОВ: Ну, у них работа такая. Они и должны критиковать.

П.КОРЧАГИН: Называются телекритики.

А.АКОПОВ: Видите, хором разговариваем. Мы даже хором разговариваем, мы репетировали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хорошо. Тогда явно я озвучу вопрос, который звучал, что в сложной ситуации общественно-политической ищутся новые формы так, чтобы не было каких-то оценок, ну, условно говоря, чтобы новости более независимые не получали приз, а получали новости, которые отражают позицию государства.

П.КОРЧАГИН: Вот, Александр только что сказал, что последние разы, когда Академия увеличилась в количественном отношении, это делалось следующим образом. Определенное количество учредителей Академии выдвигали от себя определенное количество новых академиков. Вот, в данном случае каждый из учредителей будет выдвигать в жюри определенное количество (по 20 человек от каждого) профессионалов. Я говорю, единственный критерий там состоит в том, что это должны быть профессионалы, люди, которые работают в телевидении. То есть там не будет главных бухгалтеров и так далее, понимаете? Там будут люди, которые понимают телевидение, знают телевидение. Этот список мы будем публиковать, его можно будет увидеть. Посмотреть.

Е.АФАНАСЬЕВА: А тогда голосование будет закрытое или открытое?

П.КОРЧАГИН: Голосование будет электронное, закрытое, с пассвордами, с SMS, подтверждениями, чтобы не было никаких абсолютно вариантов...

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть до момента вручения только организаторы будут знать?

П.КОРЧАГИН: Нет, организаторы знать этого не будут. Мы не будем знать, нет.

Е.АФАНАСЬЕВА: В ТЭФИ были тройки. То есть, например, люди знали, кто вошел в тройку номинаций. Приходили эти люди, приглашались в зал и тогда уже сидели, волновались, получили они или нет. Здесь будет ли какое-то промежуточное оглашение?

П.КОРЧАГИН: Здесь будут, разумеется, формироваться тройки. Тройки будут публиковаться также на сайте. По времени это будет происходить следующим образом. Мы принимаем работы до 1 мая текущего года.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть любая компания, которая вышла со своим проектом в эфир крупного федерального канала, может вам сейчас посылать свою работу?

П.КОРЧАГИН: До 1 мая они должны выйти в эфир. Да, могут посылать свою работу.

Е.АФАНАСЬЕВА: А за какой срок?

П.КОРЧАГИН: За год. За год с 1 мая предыдущего года до 1 мая текущего года.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть те, кто... Вот, не вручали в прошлом году, а у людей их гениальный фильм или другая программа вышла в 2013 году до мая, уже всё, да? Никогда не получат свою ТЭФИ?

П.КОРЧАГИН: Ну, дело в том, что мы решили сделать так, чтобы каждый раз не менять правила игры, определить срок с мая по май.

Далее в течение мая будет проходить голосование по тройкам. Результаты голосования будут уходить не нам, а независимым аудиторам. Об этих результатах мы не будем знать, за кого сколько проголосовало. Организаторы будут исключены из информации по этим данным. Дальше, когда нам аудиторы дадут эти тройки, мы их опубликуем на сайте. И следующий этап голосования, который начнется с 6 июня по 20 июня, это будет голосование за финалистов. И тогда уже, конечно, финалиста публиковать не будем.

Е.АФАНАСЬЕВА: А голосовать будут те же самые люди, которые...

П.КОРЧАГИН: Те же самые 140 человек, да. А на следующий год это будут другие 140 человек. Понимаете? Поэтому в конечном счете количество голосующих профессионалов от телевидения за 3 года – это будет 500 человек. Это огромное количество.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы завершить вопрос сейчас по поводу нового варианта премии, будет ли телевизионная трансляция?

П.КОРЧАГИН: Будет телевизионная трансляция, которую будет делать канал Россия 1.

Е.АФАНАСЬЕВА: Россия 1. Александр, вы хотели рассказать о новом варианте ТЭФИ студенческой. Что это?

А.АКОПОВ: Да, есть у нас такая идея. Мы понимаем, что у нас одна из важнейших проблем в телевидении сейчас по-прежнему, особенно в художественном телевидении – это проблема кадровая. Поэтому мы бы очень хотели распространить приз, ну, естественно, по специальной процедуре на студентов. Будем честно говорить, что фактически это приз для любителей.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но студенты еще не выходят в эфир чаще всего. Редко, когда работают.

А.АКОПОВ: Да. Ну, у них есть студенческие работы, курсовые работы, есть задачи.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, то есть это студенческие работы?

А.АКОПОВ: Понимаете, сегодня телевидение, опять-таки, очень серьезно поменялось. Сегодня для того, чтобы делать телевидение, вот, у нас на столе лежит 4 прибора, каждый из которых является телевизионным каналом. Это компьютеры. С любого компьютера...

Е.АФАНАСЬЕВА: Множеством телевизионных каналов.

А.АКОПОВ: Да. Совершенно верно. Поэтому сегодня технически это всё настолько упростилось, что студент может просто, там, взять телефон или взять камеру бытовую, которая сегодня работает на уровне любого...

Е.АФАНАСЬЕВА: А любой студент или студент профильный, изучающий журналистику, медиа, кино?

А.АКОПОВ: У нас пока нет четкой формулы этой премии. Мы знаем, что мы хотим, чтобы это была премия молодежная. Мы ее называем «студенческой», потому что, конечно, в первую очередь это премия для людей, которые учатся по профессии. Но я думаю, что туда будут допускаться и вполне себе... По определенной формуле можно допускать и вполне любительские работы.

Е.АФАНАСЬЕВА: Еще раз напоминаю, что сегодня мы говорим о судьбах двух телевизионных премий, которые на общенациональном уровне сохранили одну статуэтку, которая будет вручаться профессионалам. Еще раз, Павел, какого июня?

П.КОРЧАГИН: 26-го, 27-го. Это четверг и пятница.

Е.АФАНАСЬЕВА: 26-го и 27-го июня, и...

П.КОРЧАГИН: Можно я добавлю?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, да, конечно.

П.КОРЧАГИН: Еще один существенный момент по поводу судейства, потому что было немало претензий в прошлом по поводу того, что часто существовал конфликт интересов, когда свои голосовали за своих.

Е.АФАНАСЬЕВА: О, да.

П.КОРЧАГИН: Сейчас для того, чтобы это не происходило, так как у нас будет электронное голосование, там будет, как бы, поставлен специально барьер для тех людей... Они должны заполнить анкету и указать, где он работает. Если, условно говоря, он работает в службе, условно говоря, информационного вещания такого-то, такого-то канала, то за программы своего информационного вещания своего канала он голосовать не сможет. У него просто система не пропустит его. Это сделано специально для того, чтобы избежать конфликта интересов. За другие программы...

Е.АФАНАСЬЕВА: А если, например, вышли все три, тройка вот этой компании или этого канала, он вообще не будет голосовать, 20 представителей?

А.АКОПОВ: Значит, будут голосовать оставшиеся 120 человек.

П.КОРЧАГИН: Да, там же еще будет 137 человек, которые смогут голосовать. Поэтому я говорю, с точки зрения количества членов жюри, с точки зрения прозрачности системы голосования то, что мы не будем знать результаты, то, что они будут уходить напрямую аудиторам, то, что аудиторы и только они будут знать эти результаты... Это, кстати, требование аудиторов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это опять компания, которая все годы работала с Академией телевидения Ernst & Young или другая?

П.КОРЧАГИН: Я не знаю, насколько мы можем сейчас в эфире рекламировать тех или иных аудиторов.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Ну что ж, главный вопрос, который остался в финале – я еще раз его хочу задать – ваши ощущения, уважаемые профессионалы... Как вас еще называть? Генеральный директор, президент? Удалось ли сохранить профессиональную телевизионную премию и Академию?

А.АКОПОВ: Мне кажется, да, потому что, ну, вот, так как эта ситуация нам видна изнутри, вокруг премии всегда была там группа, не знаю там, 20-30 человек, которые всегда интересовались тем, что происходит с премией, предлагали, собирались, выдвигали разные идеи, спорили, боролись за что-то и так далее. И была еще более широкая группа людей, которые организовывали конкурсы, участвовали в жюри, голосовали, спорили и так далее, и так далее. Мне кажется, телевизионное сообщество очень заинтересовано всегда было в этой премии. И мне кажется, что эта заинтересованность сохранилась. Премия сохранилась точно, поэтому она будет развиваться дальше, пока все люди, которые считают это интересным, ну, слава богу, существуют.

Е.АФАНАСЬЕВА: Павел Корчагин?

П.КОРЧАГИН: Ну, вы знаете, что очень часто говорят, когда возникает какая-то проблема, «Надо что-то сделать, надо что-то сделать». Вот, в данном случае с созданием Комитета индустриальных телевизионных премий именно сделали так, чтобы премию смогли сохранить как национальный бренд для того, чтобы она дальше развивалась и этой премией отмечались наиболее достойные представители телевидения. Я считаю, что это очень большая заслуга, и должен сказать, что Александр, которого я знаю уже и по жизни, и профессионально...

А.АКОПОВ: И Павел, которого я знаю (смеется).

П.КОРЧАГИН: Да. Очень сильно помог, конечно, в этом вопросе. Поэтому я его очень благодарен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что ж, мы сегодня говорили в программе «Телехранитель» о телевизионных профессиональных премиях, как я думала, а оказалось, об одной главной премии национальной плюс сохраняются региональные и обещаны студенческие, и прочие. Остается только надеяться, что престиж этой премии будет, что называется, возрожден, потому что, к сожалению, в последние годы именно в связи с тем, что многие каналы уходили, меньше становилось конкурентов, как бы, конкурентная борьба и, естественно, даже те, кто выдвигал свои работы, немножко стеснялись того, что в не столь честной борьбе получили, не было основных конкурентов выдвинуто и так далее. И престиж немного терялся, не в обиду будет сказано тем, кто получал эту статуэтку в последние годы.

А.АКОПОВ: Ну, вы знаете, скандалы как раз обычно и возникают, действительно, вокруг каких-то престижных, действительно, престижных вещей. Ну, сейчас, слава богу, нам удалось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Хочется пожелать, чтобы престиж этой премии возродился профессиональный, и чтобы она, действительно, была профессиональной, и никакие внутрикорпоративные распри не мешали дальше вам работать и вручать лучшим. Потому что, насколько я знаю, всем людям в индустрии крайне важна оценка профессионалов, если они... Им всё равно важно получить оценку тех, кто работает с ними вместе в отрасли.

П.КОРЧАГИН: Это очень важно, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Главное, чтобы у вас получилось, и не было бы обиженных и тех, кто бы сказал, что премия нечестная.

П.КОРЧАГИН: Обиженные будут всегда.

А.АКОПОВ: Обиженные будут обязательно.

П.КОРЧАГИН: Вот, Леонардо Ди Каприо не получил Оскара, понимаете? Хотя, на мой взгляд, великий актер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте дадим ТЭФИ Леонардо Ди Каприо и даже спецприз.

П.КОРЧАГИН: Обиженные будут всегда, пока существуют премии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Елена Афанасьева. Спасибо Александру Акопову и Павлу Корчагину. Прощаюсь с вами, всего доброго, до свидания.

П.КОРЧАГИН: До свидания.

А.АКОПОВ: Спасибо.

Источник: Эхо Москвы